x
x

Издания за 2016 год

Буклет "Захаровский краеведческий музей"

Муниципальное бюджетное учреждение культуры

«Центральная библиотека» муниципального образования –

Захаровский муниципальный район Рязанской области

 

 

Рабочий, солдат, генерал

(К 115-летию со дня рождения

В. Ф. Конькова)

 

 

 

 

 

 

 

 


Захарово

2016

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Снег белым плотным покрывалом лежал на дороге, не отличающейся от множества таких же ровных, засыпанных порошей, что вились по зимним полям и где-нибудь под Калугой, и под Орлом, и под Брянском... Ничем не выделялась эта дорога, километры которой ложились сейчас под колеса нашей машины: ни шершавой бетонной гладью, ни броскими указателями, ни живописными склонами окрестных холмов, но я узнал бы ее из тысячи...

Я помнил ее и весенней, обласканной первым теплом, от которого по кюветам бежали говорливые ручьи-потоки; и летней, когда босые ноги по щиколотку утопали в легкой, как тополиный пух, пыли. Но больше всего я запомнил ее осенней – в холодах и тусклом рассвете, в порывах пронизывающего ветра, усеянной желтыми березовыми листьями.

Даже теперь, много лет спустя, прожив большую и трудную жизнь, пройдя испытания революцией и войнами, потеряв безвозвратно многих друзей и близких, – даже теперь я до мелочей помнил эту осеннюю далекую дорогу, по которой уходил из родного рязанского села Троицкого зеленым юнцом.

Уходил за новой жизнью, за счастьем...

Я дрался за это счастье. Мог погибнуть. Но остался живой, чтобы радоваться новой жизни, душой прикасаться к родному рязанскому краю. Вот и сейчас, мысленно подгоняя и без того стремительный бег машины, представляю себе родное село, близкую встречу с немногими оставшимися в живых товарищами.

...Троицкое. Дворов в нем было чуть больше двухсот. Стояли избы, окруженные могучими вязами, в полудреме, вдали от шумных городов и больших дорог, наблюдая подслеповатыми окнами за извечными и бесхитростными заботами своих хозяев-хлеборобов. События большого мира сюда доходили лишь смутными отголосками, а тихая и размеренная жизнь нарушалась изредка приездом урядника или проводами молодых мужиков в царскую армию.

В конце села – наша изба. Она напоминала подгулявшего мужичонку. Покачнулась, осела, но удержалась, чуть завалившись набок. Подставив яркому солнышку два небольших окна, избенка наша, казалось, испуганно поглядывала на возвышающуюся напротив пятистенную крепость, принадлежавшую сельскому кулаку-богатею Анфиму Куракину.

Что помнится из детства? Больше всего вот это: злая нужда, которая разом обрывала самые сладкие сумеречные сны, гнала меня по холодной росной траве в крепость напротив. Руки привычно отыскивали хомут, грабли, вилы, привычно запрягали куракинского вислозадого мерина, прозванного за свирепый нрав Басурманом. Росная рань зябко пробиралась под залатанную рубаху, холодила тело. Все это приходилось терпеть из-за куска хлеба, который я зарабатывал у Куракина.

Мне не раз доставалось от хозяина. За каждый промах он хватал своими скрюченными пальцами за ухо и гнул к земле, добиваясь, чтобы я разревелся, стал на колени. Но я держался. Я боялся и одновременно люто ненавидел этого живоглота.

Таких куракиных в селе было семей пятнадцать. Их жизнь была сытой. Нашу бедность они презирали, считали естественной, приучали нас к ней, подчеркивали, что только как благодетели дают нам работу, разрешают пахать их землю, пасти их скот.

Намаявшись днем за кулацкими делами, я вечером замертво падал на соломенную лежанку. Порой неведомая сила начинала будоражить мои детские думы. "Как же так, – спрашивал я мать, – с утра до вечера гнем спину, а дом от добра пухнет у другого?"

– Васенька, сыночек, – гладила она меня по голове, – только не говори об этом хозяину, по миру он нас пустит.

Растил я Куракину хлеб, ходил за его конями. То же делали многие мои сверстники. А рядом с богатыми домами-крепостями в Троицком соседствовали кривобокие подворья. Было их более двухсот. Так что в дармовой силе богатеи нужды не знали. Босоногие Васьки, Ваньки, Нюрки вместо учебы в школе постигали жизненную мудрость на полях и в хлевах богатеев.

Все больше прибавлялось в Троицком домов с заколоченными крест-накрест окнами. Потеряв всякую надежду на лучшую жизнь, наши сельчане собирали пожитки и разъезжались в разных направлениях. Некоторые стремились в город, веря в удачу и счастье.

Город... Он мне казался недоступным, словно тридевятое царство. Я грезил им. Особенно после разговоров с парнями, приезжавшими оттуда в село повидаться с родными. В суконных поддевках, в высоких картузах, парни ровно держались со старшими. В разговорах с богатеями вели себя независимо, даже насмешливо. Называли они себя не иначе как "пролетариями".

Я крутился около приезжих. С жадностью ловил их рассказы о городской жизни. Завидовал этим самым "пролетариям", потому что они каждый день могли ездить на неведомом мне трамвае. Хотелось хоть одним глазом глянуть на все городское, хоть часок почувствовать себя фабричным рабочим, "пролетарием".

От матери я узнал, что в Москве у нас есть далекие родственники. К тому времени мне исполнилось уже пятнадцать. Не по возрасту казался я взрослым и крепким юнцом. Тянуло к самостоятельности. Хотелось посмотреть жизнь. Как-то собрался с духом и заговорил с мамой о поездке в Москву.

– Как же это в Москву? – запричитала она, пытаясь во что бы то ни стало отговорить меня.

Но я сумел убедить ее. Благословение в конце концов было получено. Последовали короткие сборы.

То раннее осеннее утро запомнилось. Мама верила в крестьянские приметы и никак не хотела выходить из избы, пока не покажется солнышко. Я смотрел на дальний лес и почему-то представлял, как кто-то сильный и злой закатил солнышко за густой темный ельник и насильно держит его там.

Но вот по стеклу метнулся первый робкий луч. Мы вышли за выгон на такую знакомую дорогу, которая сразу же за селом стрелой пронзила небольшой перелесок и терялась в широченных полях. Двадцать пять верст надо было прошагать по ней, чтобы попасть на железнодорожную станцию.

Что меня гнало из Троицкого? Что ожидало там, в далекой и неведомой Москве? Эти мысли путались в голове, как цепкие речные водоросли. Не знал я тогда, что расстаюсь не только с родным селом, но и безвозвратно ухожу из своего детства.

(Из книги В. Ф. Конькова «Время далёкое и близкое»).

 

 

Коньков Василий Фомич родился в 1901 году в селе Троицкое Захаровского района Рязанской области в семье крестьянина. Семья жила бедно, и в 1915 году Васю Конькова отправили в Москву на заработки. Работал он подручным рабочим на котельном заводе «Бари» и здесь вступил в боевую рабочую дружину. О днях пролетарской революции Василий Фомич вспоминал: «В 1917 году, с первого дня Октябрьской социалистической революции, я с товарищами находился в отрядах рабочей Красной Гвардии».

С 1920 году свою жизнь он связал с Вооруженными силами. Вначале служил разведчиком 509-го полка и в боях под Брестом был ранен. После выздоровления окончил Рязанскую учебную команду и вскоре был назначен командиром взвода.

В 1926 году в жизни В. Ф. Конькова произошло важнейшее событие – он вступает в члены Коммунистической партии Советского Союза.

В 1931 году он успешно окончил Высшие стрелковые курсы «Выстрел» старшего командного состава. Более трех лет командовал дивизией. В финскую войну Коньков со своей 84-й стрелковой дивизией принимал участие в боях с частями бывшего царского генерала Маннергейма.

В начале июня 1940 года В. Ф. Конькову присвоено воинское звание – генерал-майор.

С первых дней Великой Отечественной войны командир дивизии Коньков со своей 115-й дивизией участвовал в боях на Карельском перешейке и в районе Невской Дубровки под Ленинградом.

В октябре – ноябре 1941 года он командовал войсками Невской оперативной группы. О боевой деятельности генерала В. Ф. Конькова в этот период рассказывается в романе А. Чаковского «Блокада»:

«19 сентября два батальона и две роты на шлюпках и плотах переплыли к левому берегу Невы на пятачок, начав свой путь к смерти и бессмертию. Пройдут всего лишь недели, а о стрелковой дивизии, части которой первыми переправлялись через Неву, о ее начальнике Конькове возникнут в войсках легенды».

У Василия Фомича было замечательное свойство характера – никогда не останавливаться в повышении своего идейно-политического уровня и профессиональной квалификации. Не думая об отдыхе после войны, он в 1949 году окончил Высшую военную академию имени К. Е. Ворошилова.

В 1950–1952 годах Коньков работал заместителем командующего Закавказским Военным Округом, в 1952–1954 годах – начальником Центрального Управления Министерства Обороны СССР.

В 1955–1957 годах, вернувшись на службу в Центральный аппарат Министерства Обороны СССР, генерал работал инспектором Главной Инспекции Министерства Обороны.

Генерал В. Ф. Коньков награжден орденом Ленина, пятью орденами Красного Знамени, орденом Богдана Хмельницкого II степени, орденами Отечественной войны I степени и Красной звезды, многими медалями.

В 1958 году Коньков по состоянию здоровья ушел в запас. Но по-прежнему оставался на своем патриотическом посту. Генерал часто выступал с докладами-воспоминаниями перед молодежью. В. Ф. Коньков являлся председателем Клуба военных книголюбов московского Дома военной книги. Большую переписку вел он со своими боевыми друзьями и семьями погибших фронтовиков, был в Невской Дубровке, на Украине и в других местах, где проходила его боевая деятельность. В. Ф. Коньков нередко приезжал в родной Захаровский край. Его земляки радостно встречали дорогого гостя.

Умер В. Ф. Коньков в 1993 году.

 

 

 

 

 

 

 

                         

Командир взвода, 1923–1924 гг.                          Начштаба полка, 1931–1936 гг.

       

      

 

На переправе через р. Днестр, 1944 г.

 

                                  

                                                           Зам. командующего 29-й армией, 1942 г.

Соч.: Боевая задача – наступать // Невский пятачок / Сост. К. К. Грищинский. – Л.,1977. – С. 36-45.

Новые бои, новые испытания // Невский пятачок / Сост. К. К. Грищинский. – Л., 1977. – С. 91-96.

Бой вели не ради славы: воспоминания // Путь Ленина. – 1980. –
2, 4 марта.

Время далёкое и близкое. – М., 1985. – 207 с.

Защищая родные рубежи // Путь Ленина. – 1988. – 26 июля.

Выдающийся полководец // Путь Ленина. – 1988. – 22 дек.

 

Лит.: Морозов, И. Рабочий, солдат, генерал // Путь Ленина. – 1973. –
22, 26, 27 дек.

Пономаренко, А. «Возьмите всё хорошее от нас…» // Путь Ленина. – 1981. – 21 февр.

Слободян, М. Чтобы армия наступала // Путь Ленина. – 1981. – 9 мая.

Джога, И. Памятные встречи // Путь Ленина. – 1988. – 23февр.

Служил народу // Захаровский вестник. – 1993. – 7 мая.

[В. Ф. Коньков] // Города и районы Рязанской области: историко-краеведческие очерки / Сост. С. Д. Цуканова. – Рязань, 1990. – С. 111-112.

Коньков Василий Фомич // Рязанская энциклопедия: справочный аппарат. Т. 13 / Ред.-сост. Б. В. Горбунов. – Рязань, 1994. – С. 42.

Фомина, В. Генерал Коньков // Захарово: звёзды над селом /
Ред.-сост. В. И. Крылов.– Рязань, 2004. – С. 133-134.

 

 

 

 

Автограф В. Ф. Конькова

 

 

 

 

 

 

 

 

Использованные материалы:

«Генерал Коньков Василий Фомич»:
тематическое досье Захаровской Центральной библиотеки

 

http://www.biblioteka.zaharovo62.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Адрес: Рязанская область, с. Захарово,

ул. Центральная, д. 77

Центральная библиотека

Тел.: (49153) 51-3-68

Адрес электронной почты: zaharovo_ library@mail.ru

Сайт библиотеки: http://www.biblioteka.zaharovo62.ru

Составитель: Фомина В. А.

Компьютерная вёрстка: Кулаева Е. В.